Айлинн
sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Внезапно тут подумала, какие стихи мог бы написать один из моих персонажей. И вышло как-то так, очень спонтанно и странно.
Простите, рифмовать у меня сейчас совсем не получается.
И персонаж в голове большую часть времени другой, чего уж скрывать.


* * *

...однажды
над большим городом летела лесная птица.
Она торопилась на юг
и мчалась, не задерживаясь,
и не заметила,
как с лапки её упало семечко.
То было семечко дикой травы.
Оно было крохотным, но хранило память леса:
запах его земли, усыпанной хвоинками,
тихий его полумрак,
переплетение корней деревьев
и других трав,
таких же диких,
скромных, но гордых и стойких.

Семечко не знало, что такое город.
Никто не сказал ему: «Тебе здесь не выжить.
Здесь нет таких, как ты.
Здесь тебя никто не ждал».
Оно ничего этого не слышало
и рвалось к жизни,
как рвалось бы в родном лесу.
Ему было труднее, чем оно ожидало:
вместо ласковой почвы - жёсткая твердь;
вместо щедрого дождя и прохладной росы -
лишь жалкие капельки в земной толще;
вместо шёпота соседок-травинок - чужой гул и грохот,
словно рушится небо.
Но семечко не думало об этом.

Ему было тяжело,
но никто не научил его сдаваться.
Оно просто росло - и тянулось вверх.
К свету.
К солнцу.
Сквозь неведомые преграды.
Ведь оно не умело иначе.

И однажды
оно заставило асфальт треснуть.
Беззвучно,
незаметно,
без всякого торжества.
Просто тонкий зелёный стебелёк
наконец-то выпрямился
и потянулся вверх
всем своим телом,
всей своей душой,
всем своим существом.
«Я живу! - воскликнул он. - Я живое!»

Мимо ехали машины,
брели бездомные собаки,
бежали на работу люди.
Огромный город, закованный в бетон.
Нет, семечко не победило его.
Ведь оно не знало, что такое победа.
Оно просто стало чудом.

Нежный стебель.
Солнечный зайчик на зародыше листа.
Маленькая тень на асфальте.
Ему бы съёжиться,
прижаться к земле,
забиться в свою трещинку.
Но оно смотрело и слушало.
Новые оттенки.
Новые звуки.
Чудо, не знающее, что такое страх.

И вдруг
что-то скрыло от него солнце.
Что это?
Темнота.
Топот ног.
Тихий голос раненого зверёныша.

Подождите! Подождите!..

Дикая трава не знала ни плача, ни смеха.
Ей было не понять человеческого горя.
И всё же
именно в этот миг
свет померк для неё.
Маленький человек, ослеплённый слезами,
оступился и упал,
погребая тонкий стебелёк под собой.

Он не хотел зла.
Он был ранен и лишь желал спастись.
Ранен городом.
Ранен словами.
«Тебе не место здесь.
Ты никому не нужен.
Не живи.
Не живи.
Не живи».
Простите, простите, простите...

Пятнышко крови на асфальте.
Пятнышко зелени на одежде.
Он даже не понял, что случилось,
но вдруг заплакал ещё горше.

А дикая травинка засыпала.
Она слышала ночной дождь, омывающий землю,
шелест листвы,
трепет мотылькового крыла.
Неужели она вернулась в лес?
Неужели короткая жизнь лишь почудилась ей?
Ласковая почва принимала её,
и она пускала в неё корни.
Она была дома.

А маленький человек вставал с твёрдой земли.
Отряхивал пыль.
Вытирал глаза.
«Не живи. Не живи. Не живи».
Его всегда учили сдаваться,
но у него никак не получалось.
Простите.
Простите.

Съёжиться.
Прижаться к земле.
Забиться в трещинку.
Молчать.
Но что-то невозможное внутри не давало ему.
Тихий полумрак.
Нежность еловых лап.
Роса на лепестках сон-цветов.
Что это?
Маленький человек не знал, что живёт в нём.
Не знал себя.

Но травинка узнала его.
Она услышала его колыбельную
и воспряла под его слезой.
И на миг ему стало трудно дышать.
Он застыл, приложив к груди ладонь.
Это дикая трава укоренилась в его сердце.

@музыка: Yuki Kajiura - Key of the Twilight

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи