• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество_тексты (список заголовков)
02:56 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Нет сил ни комментировать, ни дорабатывать.

* * *

...и когда ладони мои, наконец, пусты,
я стою, дрожа, и голос в груди застыл -
снежным комом, камнем, мёрзлым куском земли -
не вздохнуть, не отогреться, не заскулить...

...не жалею. Улыбаюсь - нелепый вид...
Только ранка в углу рта всё ещё кровит.
И как будто губ вовеки не разомкнуть...
...Вот тогда над моим плечом поднимают кнут.

...и когда нет сил на шёпот, на стон, на хрип,
громовым раскатом молвят мне: "Говори".

"Говори!" - и вдруг из-под ног исчезает твердь.
"Говори. За любое слово своё ответь".
"Говори, дурак. А думал, ты тут герой?"
"Говори, упрямец. Яму себе не рой".

"Говори, как надо, чтоб не навлечь беды".
И смеются. И - носком сапога под дых.
...и комок в груди ломается по чуть-чуть...
Я вдыхаю. И молчу.
И опять - молчу.

...не жалею. Всё, что есть, оставляю вам.
...на крови взойдёт целебная сон-трава.

@темы: Творчество_стихи, Творчество_тексты

03:37 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
У меня очень странно наступает весна, простите.
И, нет, наверное, не под кат.


* * *

Как это просто -
выйти лицом к толпе,
встать,
подставить себя под удары,
сказать: "Бейте!"
Вызвать огонь на себя - самой.
Первой -
крикнуть:
"Вперёд! Давайте!"
Стать приманкой,
громоотводом,
перевести стрелки -
с тех, кто мог оказаться
не в том месте и не в то время.
Беги,
дворняга, которую пнул бы под рёбра
примерный отец семейства, идущий с постылой работы.
Засыпай,
мальчишка,
ждущий подзатыльника от пьяной матери.
Улыбнись,
девочка -
твой любимый не заставит тебя плакать.
Он злится не на тебя.
Это я - его враг.
Я,
взывающая к его ярости,
к их ярости - ну же, выпустите её на свободу!
Не стесняйтесь.
Сегодня всё за мой счёт.
Давайте,
берите
всё, что попадётся под руку.
Мне не страшно.
Я пьяна -
чужой болью, которая теперь моя,
только моя - ни с кем не разделю.
Я захлёбываюсь ей,
забываюсь в ней,
смотрите,
моя кровь становится вином.
Ну, не молчите!
Скажите же:
"Мразь!
Ведьма!
Преступница!"
Мне не страшно.
Ведь это пустые слова.
Они сказаны не обо мне.
Боль струится по моим вискам,
и я закрываю глаза.

Мне не страшно.
Я больше не слышу слов.
Я закрыла своё сердце чужой болью,
заволокла его туманом чужой ярости.
Теперь до него
никто не сумеет добраться.
Никто не скажет:
"Маленькая, наивная девочка.
Тебе не заслужить любви,
ведь ты сама
боишься любить.
Боишься встать рядом,
а не выглядывать из-за угла;
боишься жалости,
боишься смеха в лицо,
боишься холодных глаз.
Маленькая девочка с дырой внутри.
Тебе гораздо легче любить всех на свете.
Ведь все на свете
не покинут.
Не придуривайся, глупышка.
Иди домой.
Мы ведь тебя предупреждали".

Я закрываю глаза.
Я становлюсь тенью,
маленькой тенью,
которая никому не мешает;
я становлюсь любовью,
которая вырывается из трещины в груди.
И за мгновение
до темноты,
до безмолвия,
до покоя
я как будто слышу
тихий, неуверенный детский голос:
"Подожди..."

 

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи, Ghosts and scars

18:39 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
У меня опять прямо к 23-му февраля получилось странное. На самом деле, не могу уже ни выверять, ни перечитывать, потому что просто очень нужно было куда-то это всё деть. Ну и... очень хочется сказать: "Угадайте, откуда взялось?", но опять никто не знает, кроме Макса.
Вывешиваю сегодня, чтобы этому "празднику" вообще никакого внимания уже не уделять.


* * *

...страшная тень летит над землёй.
Небо - железным крылом - надвое.
До и после.
Жизнь и смерть.
Вот она - яростное дитя войны.
Лопасти. Турбины. Обшивка.
Несокрушимый металл.
Отлаженный механизм.
Приказ - уничтожить.

И ей навстречу -
щепкой против течения -
живая птица.
Тонкие перья.
Тёплая кровь.
Птица не знает врагов.
Птица спешит домой.
Птица мчится вперёд - без всякого страха.
Но...
ветер подхватывает её -
жестокий,
искажённый машиной смерти.
Он швыряет её в металлический ад.
Обшивка.
Лопасти.
Турбина.
Отчаянный взмах крыльев.
Ей не спастись.

Металл сильней её хрупкого тела.
В один миг
он разрывает её в клочья,
как будто бы не заметив,
не слыша птичьего крика,
последней печальной песни.
Чёрная птица становится пеплом.

Кто птицу запомнит?
Кто птицу оплачет?
Но - странное дело:
вдруг накренился железный гигант.
Заскрежетал - жутко и неразборчиво.
Стрелки приборов забились в едином слове -
падаем...

Как же так?
Это же просто птица! -
так в бессильной злости железная смерть твердила.
Так кричала - придут за мной и другие!
И верно,
на горизонте
уже плывут силуэты.

А в тихом доме у пруда
не спит белокурый мальчик.
Он громко смеётся:
"Матушка, миновало!"
Птица, сгоревшая заживо,
птица, ставшая пеплом,
остановила железное сердце.

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи

20:56 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Внезапно тут подумала, какие стихи мог бы написать один из моих персонажей. И вышло как-то так, очень спонтанно и странно.
Простите, рифмовать у меня сейчас совсем не получается.
И персонаж в голове большую часть времени другой, чего уж скрывать.


* * *

...однажды
над большим городом летела лесная птица.
Она торопилась на юг
и мчалась, не задерживаясь,
и не заметила,
как с лапки её упало семечко.
То было семечко дикой травы.
Оно было крохотным, но хранило память леса:
запах его земли, усыпанной хвоинками,
тихий его полумрак,
переплетение корней деревьев
и других трав,
таких же диких,
скромных, но гордых и стойких.

Семечко не знало, что такое город.
Никто не сказал ему: «Тебе здесь не выжить.
Здесь нет таких, как ты.
Здесь тебя никто не ждал».
Оно ничего этого не слышало
и рвалось к жизни,
как рвалось бы в родном лесу.
Ему было труднее, чем оно ожидало:
вместо ласковой почвы - жёсткая твердь;
вместо щедрого дождя и прохладной росы -
лишь жалкие капельки в земной толще;
вместо шёпота соседок-травинок - чужой гул и грохот,
словно рушится небо.
Но семечко не думало об этом.

читать дальше

@музыка: Yuki Kajiura - Key of the Twilight

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи

00:43 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Дальше.
Маленький отрывок в комментариях - он, кажется, когда-то уже был где-то выложен.


* * *


Молодому скрипачу снилась девочка с белоснежными волосами. Смеясь и называя его по имени, настоящему, выбранному им самим, а не фальшивому, прилепившемуся с рождения, будто обидное прозвище, она танцевала в вихре снега. Пышное белое платье развевалось на ветру, из широких рукавов сыпались серебристые льдинки. Девочка хватала руками снежные хлопья, а затем осторожно сдувала их с ладоней. Но снег не таял в её руках. Она была духом зимы.
Музыкант не приближался к девочке и не смотрел ей в глаза: отчего-то он знал – этого нельзя делать. Он просто играл на скрипке. Играл так же, как всегда, когда сердце его охватывало веселье, граничащее с отчаянием, интуитивно подчиняясь ритму, заданному незнакомкой.
А девочка всё танцевала и танцевала…

читать дальше

* * *


читать дальше

* * *


читать дальше

Вопрос: Поддержать кошку:
1. Я всё ещё читаю  8  (47.06%)
2. И мне даже нравится  9  (52.94%)
Всего: 17
Всего проголосовало: 9

@темы: Творчество_тексты, Зазеркалье и снег

00:30 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Дальше.
Хочется сейчас выложить побольше, потому что всё ещё представление персонажей, а оно должно идти в определённом порядке. А дальше посмотрю уже...
Скорее всего, там что-то ещё будет в комментариях - это должно быть выложено в одной записи.

* * *

Начало сказки. Детство кота) Которое когда-то уже, кажется, где-то мелькало.

* * *

Продолжение сказки

Вопрос: Поддержать кошку:
1. Я всё ещё читаю  14  (100%)
Всего: 14

@темы: Творчество_тексты, Зазеркалье и снег, Illusion_And_Dream

18:03 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
И здесь тоже будет.
Очередное ночное, очередное без ритма и рифмы, неоднозначное, большое и очень стрёмное.
У меня в сюжете новый персонаж, который мог бы вот такое писать, поэтому не отпускает.


I.

Тихо-тихо в доме.
Мыши не шуршат, кошка не мяучит; чай не кипит, и посуда не гремит, и вода не шумит.
И в спальне тихо - только дышит женщина, и песню не поёт, и не шьёт, и не вяжет, и не ждёт к себе никого.
Некого ждать ей.
И всё ж стучит кто-то в дверь её - видно, гость незваный.
Не дрогнула она - только лоб наморщила.
- Кто ты, там, на пороге моём?
А стоит там девица - то ли малая, то ли постарше; худы руки её, бледно лицо её.
Долго молчала она, прежде чем ответ дать, и вдруг рот её скривился,
точно страшной болью скрутило её и страшным позором.
- Я горе твоё, матушка.

II.

читать дальше

III.

читать дальше

IV.

читать дальше

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи

22:19 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
И ещё немножко сразу.
Вообще, непосредственно пишу этот текст чаще я, хотя не всегда, а сюжет продумывает Макс, хотя если начинается что-то не очень сюжетное, но достаточно мирное и с концентрацией на мелких бытовых деталях - скорее всего, это моё. Про персонажей после пары отрывков станет очевидно, кто чей, но если вдруг нет, то мои - это котики, птички и прочая не очень опасная живность, за исключением одной дикой чёрной кошки, а если вокруг кого-то присутствует змеиный дух - это точно к Максу.
Мир полностью принадлежит ему.
Здесь - что-то вроде представления персонажей, маленькая завязка, маленькая интрига.
Если кто-то прочтёт, то это очень важно.

* * *

...For the rest, I have to say to you:
I will dream like the God
and suffer like all the dead children.

Nightwish, «7 days to the wolves»


* * *

I. Пророчество

* * *

Легенда

Вопрос: Поддержать кошку:
1. Я начал(а) читать!  14  (100%)
Всего: 14

@темы: Творчество_тексты, Зазеркалье и снег, Illusion_And_Dream

20:59 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Кажется, Макс дал добро как соавтор на то, чтобы можно было вывешивать кое-что из большого общего текста. Пока, наверное, даже не под список - мне всё ещё немного тревожно, но и если записи не закрывать, то хоть немножко больше шансов, что это кто-то прочитает.
Пожалуйста, если кто-то действительно прочтёт - скажите мне об этом. Хотя бы если начнёте читать с перспективой потом продолжить. Я, может быть, даже кнопочку в конце поставлю - мало ли, вдруг кто-то такой же социофоб, как я. Но это очень важно, правда. Я, в общем, осознаю, что эти слова ничего не решают, и всё равно вряд ли кто-то что-то скажет. Но, наверное, я вообще иначе не смогу никак бороться с паникой, которая возникает при необходимости и даже при желании вывесить хоть что-то, где больше нескольких абзацев. Более того, я дико боюсь даже стихи размещать, если там больше трёх-четырёх строф. Уже кажется, что просто чуть большее количество текста, чем обычно, выглядит нелепо и смешно, и мне не стоит ждать на такое ничего, кроме смеха. А тот же человек, который когда-то дал мне поверить в то, что я хоть немного умею писать, не так давно эту же веру почти окончательно разрушил - так же легко. И если я хоть немного не восстановлюсь - я вообще не очень знаю, как жить дальше.
Конкретно здесь, наверное, пока будет одно вступление. Потом, по мере выкладывания, попытаюсь все ссылки на выложенное в одну запись собрать.

* * *


...шла девочка по улице и увидела белого кролика.
Глаза у него были золотые, а не красные, и они ярко сверкнули, словно бы маня её за собой. А потом кролик отвернулся и побежал. Девочка не смогла за ним не последовать.
Она не помнила, как оказалась у зеркала, но заметила его издалека. Оно было необычным - отражение в нём многим отличалось от того, что творилось у девочки вокруг. Однако об этом она задумывалась недолго. Кролик, за которым она следовала, прыгнул вперёд и прошёл сквозь стекло. Глядя на него, девочка тоже не замедлила бега. Ей удалось угнаться за проводником, однако зеркало рассыпалось на множество осколков, которые разлетелись по городку.
Один из них подобрала женщина в чёрной мужской одежде и с сумкой с красками, карандашами и альбомом за плечом. Она посмотрелась в него - и увидела яростные звериные глаза. Ярость эта была ей привычна, но, взглянув на острый край, девушка в очередной раз задумалась об опасностях, что таились и внутри, и вне. Осколок она стала носить с собой. Она думала, что, взяв его в руку так, чтобы не пораниться самой, однажды она сможет нанести удар самому страшному своему обидчику.
Второй подобрал юноша, скромный и неприкаянный, и, лишь бросив взгляд на осколок, сразу сжал его в ладони так, что асфальт под его ногами окрасился посланием из красных капель. Он не заметил этого и тут же забыл об осколке; он не знал, что оставляет за собой кровавый след, – его терзала совсем иная боль.
Эти двое ни разу не видели друг друга и не знали, что делят тайну.
Были с ними и другие: и знакомые, и незнакомые. Был друг, который тоже увидел на земле осколок и своё отражение в нём. Однако он прошёл мимо, не прикасаясь к опасному стеклу. Ведь он играл музыку, и ему нельзя было повреждать пальцы.
Была девочка, которая тоже не желала связываться с тем, что может причинить боль. Она не видела в этом смысла – зачем множить её? Ей не хотелось ранить ни других, ни себя. Ей хотелось мира и тишины.
Были и другие...
читать дальше

Вопрос: Поддержать кошку:
1. Я начал(а) читать!  20  (100%)
Всего: 20

@темы: Творчество_тексты, Зазеркалье и снег, Illusion_And_Dream

12:30 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
И ещё текстов.
Тоже писалось вроде бы по сюжету, но как бы и не совсем. И ещё немножко - как эксперимент, удастся ли писать "на одном дыхании", не особенно отлаживая и иногда допуская вроде бы странные и "неидеальные" слова и фразы. Потому что это - надписи на стенах. Иногда на то, чтобы такую сделать, есть несколько минут, иногда - несколько дней, и всё равно - мало. И выходит обрывочно, но от этого не менее важно.
У меня, правда, всё равно совсем уж "на одном дыхании" получалось редко. Хотя пару раз всё-таки удалось. И, кажется, стало даже чуть проще бороться с вечным перфекционизмом.
Ах да. То, что в начале, я вообще частью цикла формально не считаю, но как раз именно оно вошло в текст как надпись на стене. Ну, точнее, на подоконнике. Так что пусть будет.
Возможно, будет пополняться и подниматься, если напишется что-то ещё в похожей атмосфере.

Updated.
Ещё два за несколько дней, внезапно.
Простите, я переслушала Белой Гвардии.

* * *

0. Вот и некуда деться...

* * *

I. Пощади его, пощади меня...

* * *

II. Девочка, не иди по моим следам..

* * *

III. Не подходи к окну. Не спрашивай...

* * *

IV. Не отдам, не отдам, никому тебя не отдам...

* * *

V. Заброшенная школа

* * *

VI. Девочка со спичками
запись создана: 11.08.2016 в 16:13

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи, Волшебный мир, Illusion_And_Dream

19:29 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Внезапный ночной текст.
- вот такие (я не знаю, как описать их) всегда пишутся без ритма и без рифмы, иначе не выходит;
- оно очень неоднозначное, и тут я тоже не знаю, как это объяснить.
Особую неоднозначность ему придаёт то, что он написан для конкретного эпизода в тексте, где стихи сочетаются как раз-таки с игрой на скрипке. И с персонажем, который играет на ней, как раз всё очень хорошо в этом плане.
Хотя ладно. Это как всегда - написан для эпизода, но вышло чуть больше, чем ожидалось.


* * *

Однажды,
когда я стояла на мосту,
ко мне подошёл мальчик.
Он улыбался
и вёл за руку маленькую сестру.
И они сказали мне:
«Поиграй с нами, поиграй!»
Я услышала их голоса,
и меня пробрала дрожь.
Ведь я не умею.
Тысячу лет назад я забыла, как это - играть.

Я - девочка-скрипка.
Когда-то давно,
когда я была совсем маленькой,
вдоль моего позвоночника протянули струны.
А потом поставили передо мной пюпитр
и сказали:
«Читай».
читать дальше

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи, Волшебный мир, Illusion_And_Dream

20:08 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Куда ещё забыла? Ах да, сюда забыла...
Проснулась, называется.

* * *

Будет солнце - ясным, а небо - чистым.
Ничего с тобой, девочка, не случится.
Не видать тебе ни грозы, ни бури -
Сны твои тебя, дурочка, обманули.

Никаких вестей, никаких пророчеств.
Что тебя, дитя, проверять на прочность?
Что тебя испытывать? Ветром сдует...
Ты давай, очнись-ка от этой дури.

Маловато, видно, тебя пороли -
Вот и рвёшься, глупенькая, в герои.
Не хлебнула горя, не знала лиха,
А не то давно бы уже притихла.

Что ты можешь знать о войне и боли?
Закрывай-ка книжку, и Бог с тобою.
Что ты можешь? Что ты вообще умеешь?
Рифмоплётка, выскочка, пустомеля...

...и сама - пустая, и всё - пустое...
Я и впрямь, наверное, недостойна.
Не хватает сил, не хватает воли.
Я не воин... Господи, я - не воин...

У руля - не встану, и в строй - не встану.
...а хотела - крепче кремня и стали,
Заслонять щитом - от меча и гнева...
"Я с тобой. Я выдержу. Я сильнее..."

...я хотела - сталью, а стала - тенью.
...я не помню, кто я, не знаю, где я.
Не прочесть по шрамам обрывков жизни -
Я и их, похоже, не заслужила.

...ничего - внутри, ничего - за мною...
...лишь один уголёк из костра ночного.
Я его тихонько в руке качаю.
Я его от холода защищаю.

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи

15:54 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Макс нарисовал мне мою птицу счастья! ^_^ Поэтому пусть тут будет и она, и маленький отрывок из текста, раз уж есть повод.

07.11.2015 в 18:53
Пишет Максимилиан Райнис:

Хэллин

Хэллин, персонаж Айлинн в образе снежной волшебницы:



И немного сказки:

«...сон пришёл к ней. Не такой, как девочка просила. И всё-таки - очень нужный.
Девочка запомнила его очень плохо - совсем не так, как предыдущие снежные сны. Одно было бесспорным - он тоже был подарком зимы. Только этот сон оказался не про город, а про странный ледяной сад...
Она не помнила, как попала туда, но помнила, как оглядывалась вокруг. Протоптанная в снегу тропинка. Деревья, гнущиеся к земле с обеих её сторон, образуя подобие арки, через которую можно пройти. А у выхода - сияющие ледяные скульптуры.
Сначала они показались девочке очень яркими, и лишь потом, привыкнув к их свету, она перестала щурить глаза. Ей было страшно прикасаться к этим скульптурам - даже здесь, в снежном саду, она опасалась, что они начнут таять от тепла её рук. Поэтому она просто разглядывала их, но и от одного этого ей становилось спокойно-спокойно.
В основном это были звери. Оленёнок с длинными ветвистыми рогами. Кошечка, выгибающая спину - скорее потягиваясь со сна, чем кому-то угрожая. Крылатый зайчонок, прижавший уши. И - маленькая птица...
Именно она девочку и заворожила.
Нежно-голубой оттенок льда. Скромно сложенные крылья и тоненький хвост. Чуть-чуть повёрнутая головка - как будто птица прислушивается к чьим-то шагам или голосам...
«Возьми её, - вдруг услышала девочка. - Не бойся».
Потом, проснувшись, она никак не могла вспомнить, кто именно обратился к ней. Ей даже казалось, что всё это время она была в саду одна - но кому же тогда принадлежал голос? Почему этот кто-то был невидимкой? Неужели так сильно стеснялся её, своей гостьи?
- Я не могу, - ответила она. - Растает же...
«Нет, - тут же сказали ей в ответ. - Ведь ты - дитя, рождённое зимой. У тебя она не растает никогда. Возьми, эта птица нужна тебе. Если что-то случится, попроси её позвать на помощь. Её голос долетит куда угодно».
Это было невероятным, несмотря даже на то, что это всё ещё был сон. И всё-таки девочка доверилась этому невидимому человеку, кем бы он ни был. Она не знала, как он выглядит, и не знала, кто он такой. Но в его речи слышалась любовь. И поэтому она протянула руки...
И проснулась.
Она почти успела опечалиться - именно в этот день ей не хотелось, чтобы видение развеялось без следа. Ей и так уже было достаточно того, что всё исчезает: исчез праздник, перечёркнутый пропажей одного из ребят; исчезла Айлинн и исчезла даже часть воспоминаний о ней. А теперь и этот сад... и эта птица... Девочка закрыла глаза, чтобы хотя бы на кончиках ресниц удержать видение, и запустила руку под подушку - она так делала, когда мёрзла, чтоб прижать её к себе. И вдруг замерла.
«Там что-то есть, - едва веря себе, подумала она. - Что-то точно лежит».
И не ошиблась.
Под подушкой пряталась птица.
Эта птица, конечно, была сделана не изо льда. Она была деревянной - и, как подумала девочка потом, это даже лучше, потому что она не могла растаять не только в её руках, но и в чьих бы то ни было ещё. В остальном же пташка была точь-в-точь как та - приснившаяся. Белая с голубым. Сложенные крылья. И даже узор из снежинок...
Потом, приглядевшись, девочка заметила ещё больше интересного. Например, что, если поднести её к губам, пташка начинала петь - ведь она была сделана как свисток. Однако очень долго девочка не решалась даже проверить, каким выйдет звук. Она поняла, что эту игрушку - это существо - никто не должен заметить. Потому что она была чудом.
Конечно, ей сразу пришла мысль о том, что это чудо легко могли устроить взрослые. Могли подложить игрушку ей в постель, пока она спала, и она забилась под подушку. Так что совсем необязательно, что это действительно была та самая птица, что ей приснилась. И всё-таки...
Девочка знала, что взрослые, если это и впрямь их рук дело, непременно выдадут себя, если она будет молчать. Станут задавать ей наводящие вопросы, поглядывать на её - очень, по их мнению, хитро. «А ты сегодня ничего интересного не заметила? А ты заправляла постель? Ничего не забыла?» Услышав подобное, девочка, пожалуй, не стала бы ничего скрывать и ответила бы - да, я кое-что нашла. И, конечно, сказала бы им спасибо. Никто бы не заметил, что она разочарована... да и, если подумать, может, и не в чем было разочаровываться? Ведь даже то, что они решили подарить подарок именно в день этого сна, всё равно не было бы случайностью.
И всё-таки вопросов не было. И потому девочка молчала.
Она уже была рада, что проявила такую предусмотрительность. Начни она говорить, как бы она объяснила появление птицы, если бы старшие ничего о ней не знали? Ведь никто другой с самого праздника не приходил в их дом, а значит, не мог сделать ей подарка. Как же тогда?.. Да, девочка была довольна, что сохранила свою тайну. Чудо нельзя было раскрывать. Ведь это же было всё-таки самое настоящее чудо...
Пока ещё она не знала, придётся ли ей воспользоваться советом невидимки, который подарил ей эту птицу во сне. Ей ещё казалось, что она просто не сможет на это решиться - ведь для того, чтобы призвать на помощь тайные силы, нужен очень-очень важный повод. А вдруг, если повод будет недостаточно важным, птица потеряет своё волшебство? Этого ей не хотелось допустить. Поэтому пока девочка просто стала жить, как раньше. Разве что изо всех сил стараясь прятать своё чудо от взрослых.
И - верить в него».

Айлинн


URL записи

@темы: Творчество_тексты, Сказки долгой зимы, Иллюстрации

23:19 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
На самом деле мне очень нравится, как смотрится этот дневник, но писать в него почти нечего. Или мне просто страшно.
Пусть будет это, раз уж в последнее время - как и всегда по осени - думается про биологическую семью. Тем более, это я почти нигде и не выкладывала.


* * *

Вот такая я -
неприкаянная.
Как захочется, нарекай меня.
Так по белой ткани
ласковыми руками
вышивают иголочкой - вот, тоненькая такая,
водят ею, острою, ледяной -
не робей, родной.
Назови меня,
назови, чтоб меня признали,
чтоб узнали, вспомнили, не прогнали,
приютили, как за каменною стеной.
Вот же я,
стою пред тобой нагая.
Нарекай меня, нарекай меня,
нарекай.
Так червонцы на монетном дворе чеканят,
так стальной резец кромсает упрямый камень;
упадёт искра - топчи её сапогами,
из меня меня - высекай.
Господи, ну куда я сгожусь - такая?
Разорви меня, крои меня по лекалам,
нарекай меня,
нарекай меня...
Не тяни.
Так стояла я - беспомощная такая,
Так шептала, прячась в яблоневой тени.
И упало яблочко с зардевшимися боками,
покатилось
да к ногам моим приласкалось,
да и замерло у матушки под руками,
будто было к ним привязано
нитями.
И притихла я, травинкою поникая,
к старой яблоньке сироткою приникая,
и ютились малы детки её в листве.
Господи, в кого я пошла - такая?
Господи, куда я сгожусь - такая?
Я - пустоцвет...

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи

21:43 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Пусть в начале будет это. Не то чтобы новое, но, по крайней мере, перед ним был долгий перерыв. Такой, что я успела подумать, что, может быть, больше ничего уже и не напишу.

* * *

Рвётся и рвётся в небо воздушный змей,
Реет последним стягом у взятых врат.
Холодно - значит, дело идёт к зиме.
Я выхожу навстречу её ветрам.

Скорбные птичьи стаи летят на юг -
Будто - по снегу тёмный кровавый след.
Мира не будет в нашем с тобой краю -
Новый правитель дерзок, суров и слеп.

Ближе и ближе выстрелы. Гуще чад.
Ветер швыряет змея то вверх, то вниз.
Между землёй и небом в безумный час
Детские руки сжали тугую нить.

Страшная осень. Бледные облака.
Я замираю, к северу обратясь.
Новый правитель кличет свои войска.
Сотни и сотни ног попирают грязь.

Господи, если мир превратится в ад,
Если настанет время держать удар -
Дай же мне сил вовеки не забывать
Мальчика у границы огня и льда.

Сжатые губы. Дрожь побелевших рук.
Тонкие прядки - золотом на висках.
Маленькая фигурка на злом ветру.
Выстоять. Не сдаваться. Не отпускать...

Господи, не вели мне шагать в строю,
Господи, дай мне встать у иной межи -
Там, где упрямый мальчик глядит на юг,
Там, где над ним на ниточке змей кружит.

Между землёй и небом - ладони взмах.
Пламя и время действуют в унисон.
Медленной тенью в город идёт зима...
Я застываю, к северу встав лицом.

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи

22:14 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Ну и... Открываем новый сезон, ага.
То, что вчера упоминала, персонажное, не очень весёлое.
Кажется, на это прекрасное создание мне скоро надо будет новый тэг заводить.
Правда, не знаю, зачем что-то сюда выкладываю, потому что хорошо вижу тенденцию: чем больше в дневнике текстов, тем больше людей отписывается.


* * *

I.

Память
треснула по шву,
у виска свербя.
И тебя переживу.
И тебя...

II.

...и упала на город тень, фонари его затушив.
Не успел заточить когтей - помолчи и не мельтеши.
Станет холодно - жги мосты. Не осмелишься - не жилец.
Здесь не помнят таких, как ты.
Здесь не будут тебя жалеть...

...искорёженный этот мир, недостроенный этот дом...
Я привычная, чёрт возьми. Я не помню, как было "до"...
Вот основа моих основ: нападение - лучший щит.
...в темноте беспокойных снов не ищи меня, не ищи...

Я сожму рукоять ножа. Я сама со всем разберусь.
У последнего рубежа места нет твоему добру.
Я тебя сюда не ждала, мне бы вовсе тебя не знать...
...раскалённая добела, над домами взошла луна.

...переменчивый этот свет, разрывающий душу вой...
Если в стае ты - человек, то поплатишься головой.
Научись сжимать кулаки, раз не хочешь по-волчьи жить...
...на изгибе его руки голубое перо лежит...

Притворяешься, будто спишь, а по телу проходит дрожь...
Я давно сорвалась с цепи, только что же с того возьмёшь?
Да, умею не гнуть спины, да, умею не быть в долгу...
От озлобленной той луны я тебя не уберегу.

...на изгаженных площадях - разъярённые голоса...
Здесь такого не пощадят - ты ведь сам это знаешь, сам...
Догорает твоя свеча.
Наступает голодный час.
Ты не смей меня приручать.
Ты не смей меня приручать...

@темы: Творчество_стихи, Творчество_тексты

01:38 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
А вообще я ещё немножко сюда перетащу. Только не с ФБ, а стихов. Относительно старых. Хотя вообще я себя поймала на том, что понятие "старые стихи" у меня как-то размылось. Раньше те, что год назад, уже воспринимались как старые, нечитаемые и вообще стыдно. А сейчас я увидела, что у одного из текстов ниже дата написания - почти два года назад, а кажется, будто месяц-другой прошёл.
Мне удобнее, чтобы были здесь, да, вместе.
Первое - вроде бы такое несовершенное, но внезапно дорогое. А отдельная выделенная строчка вообще не должна относиться к этой линии, но так уж вышло, что отнеслась.
Второе - тот же персонаж и, кажется, намного позже хронологически. И внезапно как будто проистекает из первого, хотя задумано так не было.
Есть и новое, но оно будет потом.
И мне всё ещё интересно, а насколько оно воспринимается без контекста...

* * *

Громоотвод

...они – просто дети, боящиеся грозы.

Вот и всё... И к дьяволу этот мир.
Он растил нас пугаными детьми,
Он учил вилять, отступаться, врать...
Это мир, скажи? Это так, дыра.

Наверху - дыра, и дыра - внутри.
По команде - смирно, огонь, умри.
И пылает мир, и трещит по швам...
Ну за что ж ты миром его назвал?

Это пекло, бойня, свинцовый шар,
Здесь тебя сметут и распотрошат;
Проглядел, простил, отвернулся вдруг -
И уже три шкуры с тебя дерут.

И повсюду лепет - не я, не я,
Не хотел, не буду, и кровь - ничья,
По счетам - ничья по ничьей вине,
Да и нет вины... Да и мира - нет.

Есть одна оборванная строка,
Да и ту вот-вот зачеркнёт рука
И швырнёт подальше измятый лист...
Вот и всё, и нет ни имён, ни лиц.

И кого ж теперь ты бы лез спасать?..
Я стою одна, и за мной - гроза.
Кто ушёл под флаг, кто - на эшафот,
Я - последний чёртов громоотвод.

И разверзлось небо над головой,
И клокочет в горле звериный вой...
Я молчу, покуда ещё жива.
Я молчу и помню твои слова.

7.06.2012

* * *

Я, не помнящая родства...
Я забыта, и я жива.
А стрелу из моей груди
Не тяни и не береди.

До последнего, добела
Я следы свои замела.
На снегу, на конце стрелы
Не ищи на меня хулы.

Я - не помнящая родства.
Не срывай с меня покрова,
Не угадывай имена,
Не гляди, не запоминай...

А сойдёмся в звериный час -
По одёжке меня встречай.
Заприметишь меня в ночи -
Разговаривай. Не молчи...

26.01.2013

@темы: Творчество_тексты, Творчество_стихи, Персонажи

22:00 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
...так вот. Здесь будет текст с ЗФБ, которого очень много и который, наверное, продолжится в комментариях, потому что иначе не поместится.
Ссылка на скачабельные файлы есть в выкладке - точнее, там все тексты котиков вместе, но, если проделать пару простых манипуляций, открывать можно и по отдельности.
И вот в этом случае я честно скажу, что очень хочу, чтобы конкретно это - прочитали. Может быть, конечно, я ещё когда-нибудь дополню и отредактирую, может, когда-то вообще успокоюсь, но пока это не только мой любимый миди с ФБ, но и моя самая любимая сказка из написанных мной. Да, там многие мотивы, наверное, отслеживаются, и может быть хорошо заметно, под впечатлением от чего оно образовалось. Ну и ладно.
Шапки всё ещё терпеть не могу, но раз текст такой большой - выцеплю из выкладки аннотацию.
Вот.

* * *

Стоит среди северных земель замок, и живёт там старый лорд. Есть у старого лорда старший сын, который всё больше разочаровывает его, ибо ни силой, ни нравом не похож на достойного наследника. И есть у лорда младшая дочь, любимая, да только она всё тянется к брату больше, чем к строгому отцу. И вот вновь засияло на небе созвездие Кошки, под которым она родилась, и становится девочка старше, и странные, порою пугающие чудеса происходят в замке и во всей северной земле...

Созвездие Кошки

«Мы не созданы править - нам назначено хранить»
гр. «Пангур Бан»

В прежние времена, когда споры решались не словом, а мечом, когда правители жили не в городах, а в огромных замках, существовало за мрачными хвойными лесами, за серебряной рекой, под необъятным звёздным небом одно королевство. И стоял во главе его, как водится, король, однако не было проку с того короля: все земли поделены были между подданными его, знатными лордами, и диктовали они свои порядки, как им только вздумается.
Самым старым из всех лордов был тот, что главенствовал над северными землями.
Широки были границы владений его, однако никто не завидовал ему. Бедна была почва, застуженная морозными зимами; селеньица ютились друг к другу, как сироты, и мало кто осмеливался строить дома слишком далеко от хозяйских замков. Замков же было у того лорда два: один — большой, где жил он сам с женой и детьми, и второй, дальний, — там до поры до времени жил младший брат лорда, которого он, взяв в свои руки правление севером, милостиво наделил землями.
Двоих сыновей подарило лорду небо, одного за другим, и в честь рождения обоих устраивали праздник, пусть и не такой громкий, как на юге или на востоке, а скромнее и сдержаннее, однако и то — людям радость. Только вот сам лорд всё меньше и меньше улыбался, и едва ли кто мог бы предположить: не о сыне мечтал он с самого начала, не о наследнике. Больше всего желал он и с тем обращался в молитве, уединяясь в строгой невзрачной часовенке при замке, чтобы небеса послали ему маленькую дочку — нежную, добрую и светлую, как искорка, ибо только она могла бы скрасить ему жизнь.
И однажды были услышаны его мольбы, но когда это случилось, то и сам лорд не мог уже ответить, кто откликнулся: Бог или нечистая сила, ибо как только родилась девочка, так и на следующее же утро оборвалась жизнь её матери, жены лорда и хозяйки замка.
Безумные то стояли дни, когда госпожа была на сносях и вот-вот должна была разрешиться от бремени; никому не было покоя, ибо она то рыдала, то проваливалась в сон средь бела дня, а то начинала кричать на всех и всеми помыкать.
Младший лордов сын, юный Герт, хоть и совсем ещё мальчишка, а раньше понял, что не стоит тревожить мать, и стал убегать то в сад, то на конюшню, то к наставнику: лучше было махать мечом, чем слушать женский плач. Старший же, Гэллеон, всё тянулся к матери, всё хотел её утешить, сидел у постели её; однако так наконец случилось, что она проснулась после кошмара и, ещё перепуганная, прогнала его.
Не впервые так было: и раньше мать отмахивалась от его ласк и просьб, однако именно в эти тревожные дни мальчик и сам отчаянно желал видеть её, а потому её гнев ранил его особенно сильно. Сбежал он из материнских покоев и не пошёл в башню лорда, а спустился к поварихам и попросил их разжечь на кухне очаг, ибо дрожь била его, как от холода.
— Такой нежный мальчик, — зашептались они тогда, даже и не думали, слушает он их или нет. — Не берегут его тут — а впрочем, как беречь? Ему же землями править! Вот только думай-гадай, как он этому научится...
Однако пока ещё он был для них маленьким мальчишкой, и они, добрые женщины, жалели его. Исполнили они просьбу, разожгли очаг, и Гэллеон пригрелся у огня, а потом задремал, пока тревожные голоса не разбудили его.
— Ах, что же это! — услышал он причитания женщин, но они успокоили его, потому что поначалу мальчик испугался, что это отец пришёл и зол на него за что-то.
читать дальше

@темы: Волшебный мир, Творчество_сказки, Творчество_тексты

17:42 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
...и для разбавки обстановки - сразу немножко кавая и сказка про собственнолапно сшитые игрушки. Птичка и котёнок. Делалось всё вместе для челленджа, хотя вообще очень давно идею вынашивала. К каким персонажам это отсылка - кто-то даже догадается.
Игрушки вот эти:



А вот сказка и ещё немножко фотографий.

* * *

В одной далёкой земле жили-были в самых укромных уголках природы Синяя Птица Воды и Тёплый Котёнок Огня.
Долгой была в тех местах зима, и до самого конца весны летала по небу ледяная птица. Падали с её хвоста и крыльев филигранные снежинки, друг на друга не похожие, пусть и сливающиеся на земле в единое белое одеяло. Однако чем теплее становилось, тем больше этих снежинок успевало растаять ещё в небесах, а на землю выпадали они дождём.



читать дальше

@темы: Фотографии, Творчество_тексты, Творчество_сказки, Творчество_hand-made

17:35 

* * *

sacrifice | призрак города H. | исчадье декабря (с) [You cannot save people. You can only love them. (c) Anais Nin]
Март, ты сошёл с ума. Ты же не лето, ты что вытворяешь вообще?
А особенно будет весело, если опять похолодает, и от перемены погоды я опять свернусь в кавайный и абсолютно бесполезный кошачий клубок.
Дома всё плохо, но пофиг, пляшем не будем об этом, лучше перетащу остатки текстов с ЗФБ и попробую придумать, как выкладывать самый любимый, но самый большой.
А пока - осторожно, постапокалиптика, отсылка к одной старой идее, альтернативный мир, совпадения с реально существующими легендами случайны и внезапно такая актуальность вопроса, получившаяся нечаянно, что я немного боюсь вешать этот текст в дневник именно сейчас. Но пускай будет.

* * *

Город, которого нет

...Она поняла, что в заброшенной часовне кто-то уже побывал, только-только протиснувшись между стеной и полуоткрытой дверью. Эту дверь никак уже было не сдвинуть с места из-за подпирающей её горы мусора, да и петли проржавели, но забраться внутрь проём ещё позволял — даже если ты в зимней одежде.
Девушка и раньше догадывалась о таком и не удивлялась: всё-таки когда-то это место было святым, а значит, что-то осталось в нём чудесное, дающее надежду, что заставляло людей из общин ходить сюда, невзирая на запреты. В конце концов, пробиралась же сюда она сама... И выбирала именно эту часовню: когда-то здесь возносили молитвы святой Сесилии, а эта неведомая дама и была той, в честь кого она, из совсем иного времени, при рождении получила своё имя. А имя — это... Очень важно. Девушка не знала, почему, а как будто бы чуяла это своим пусть и неокрепшим сердцем.
Впрочем, не только люди посещали это место. Ещё чаще Сесилия видела повсюду отпечатки кошачьих лап. Поначалу она не верила своим глазам: думала, что ей просто так сильно хотелось верить в местные легенды, что она приняла бы любые следы за кошачьи. А забегали сюда... может быть, дикие городские лисы, а то и вовсе потомки обезумевших мелких собачонок, которых, говорят, напудренные дамы раньше держали в домах в качестве живых подушек. Но... потом прямо перед входом перебежала ей дорогу серая кошка, а после Сесилия и вовсе обнаружила в одном из укромных уголков, у самого алтаря, мисочку с едой. С тех пор не удивлялась — и старалась приносить что-нибудь и сама, когда могла.
Однако в этот раз таинственный посетитель удивил её. Прямо от двери начинались следы, отчётливо видные на снегу, нападавшем сквозь пробитую крышу. Следы были маленькими, но не звериными, а человечьими. Детскими. А в паре метров от входа в часовню валялась на полу голубая варежка, которую девушка поначалу приняла за зайчонка. Конечно же, игрушечного, настоящих сейчас даже в лесу днём с огнём не сыщешь...
Долго гадать, что мог делать неосторожный малыш в полуразрушенном храме, откуда в любую минуту могли погнать солдаты, Сесилии не пришлось. Маленький посетитель выдал себя яркой курткой, такой же пронзительно-голубой, как и потерянная вещь.
Подняв варежку с пола, девушка подошла поближе, не пытаясь сделать свой шаг тише: если девочка (а посетителем оказалась девочка, а не пацанёнок) вскрикнет, то это может плохо кончиться для обеих. Так что лучше бы она просто услышала её и обернулась... Однако малышка так и сидела на корточках, правой рукой копаясь в куче снега, которую навалило через дыру, бывшую когда-то окном, и что-то складывая в сложенную горсточкой левую ладонь.
— Эй, — решив, что ждать опасно, Сесилия решила обратиться к девочке шёпотом. — Малыш, ты кое-что забыла...
Девочка всё-таки вздрогнула, но, к облегчению Сесилии, не закричала; однако, торопливо пытаясь подняться, она поскользнулась на мраморном полу, неуклюже рухнула на снег и замахала руками, как несчастная черепашка, упавшая на спину.
— Тихо, тихо...
Сесилия подала ей руку, а когда девочка встала — варежку.
— Я тебя напугала, да? Ты уронила...
Кивнув, девочка протянула руку за варежкой, затем рассеянно посмотрела на свою голую ладонь — и вдруг, как будто внезапно вспомнив что-то очень обидное, заревела, и тут же её голос эхом отразился от стен.
— О, святая Сесилия! — тут же воскликнула обладательница такого же имени — и не придумала ничего иного, кроме как прижать малышку к себе. — Тише, пожалуйста, котёныш, не плачь...
Девочка уткнулась лицом в пальто Сесилии, и та вздохнула с облегчением, потому что плач стал немножко тише и перешёл в почти беззвучное рыдание с редкими отчаянными всхлипами. Девушка погладила маленькую незнакомку по голове и услышала едва различимый шёпот.
— Я... Я... Камушки... Растеряла...
читать дальше

@темы: Творчество_тексты, Волшебный мир

сказки долгой зимы

главная